Інтерв’ю Орлуши: Чому ви виступили на стороні України ? Відповідь вразила

0
718

На своїй сторінці в Фейсбук Дмитро Чекалкін зробив допис. Публікуємо мовою оригіналу. Орфографію та синтаксис збережено:

Интервью Орлуши:

– Когда началось вторжение России в Украину, еще с момента аннексии Крыма, вы жестко выступили на стороне Украины. Почему?

– Что значит, почему? Вы считаете, что то, что я живу от Киева в 1200 км, значит, что у меня выключили мозг, совесть и ум? Я как человек, как и многие в мире (не только этнические украинцы), понимаю, что это неправильно и преступно.

Но даже в компании единомышленников, я отдельный человек. Я со многими бываю не согласен, спорю порой и с Муждабаевым, и с Бабченко… Но как только Бабченко сказал, что поедет в Москву на “абрамсе” – я сказал, что могу показать дороги по подмосковным лесам и на какое-то время могу быть переводчиком для украинских и американских солдат. Русский я знаю хорошо.

– Кроме этого, вы финансово поддерживаете и украинскую армию. Откуда у вас эти эмоции?

– Ровно оттуда, откуда они у любого человека по украинскую сторону границы. Границу, кстати, нарисовали на моей уже взрослой памяти, я оказался на российской её стороне, а мог бы вполне тогда жить и работать в Киеве или в Одессе.

Скажу больше, многие мысленно переходят границу, не выходя из своей московской квартиры.

Поэт Всеволод Емелин, например. Сева работает плотником в маленькой церкви в центре Москвы, не будучи при этом тупым рабом государственной и церковной пропаганды. Он всегда себя декларировал как русский националист. Живи он в Украине и будь украинцем, точно был бы в Правом секторе. Такой правый русский радикал, которому, казалось бы, прямая дорога как Прилепину на Донбасс с автоматом в руках, но когда произошла оккупация Крыма, Сева сказал мне: с сегодняшнего дня я меняю свою национальность – я теперь “политический украинец”. Во мне лично ноль украинской крови, но я – тоже политический украинец.

И те ребята, которые сейчас сидят в тюрьме за то, что выходили с плакатами за освобождение моряков, Олега Сенцова и крымских татар, они тоже политические украинцы. “Украинец” для меня – это не только генетика, прописка или цвет паспорта, а ещё и счастливое ощущение свободы и желание присоединиться к массе свободных людей, идущих в правильном направлении.

Когда-то меня во Львове не пускали в ночной клуб, и охранник мотивировал это тем, что я, мол, “не козацького роду”. Говорил он при этом на чистом русском языке.

Я не стал ему рассказывать про мою бабушку с Южного Урала, которая говорила мне маленькому: “Не той казак, шо шаблю мае, а той, кто под Москву не лёг”. Я не стал говорить, что у казаков вообще не было национальности, там были и украинцы, и татары, и турки, и русские, кто угодно.

И кто из нас с тем секьюрити “козацького роду”? Я или тот парень, чьего отца вместе с родителями-офицерами привезли во Львов в 46-м году, заселили в польскую квартиру в дом австрийской постройки? Смешно. Казачество –это вообще лучший исторический пример многонационального сообщества, где всех объединяют язык вера и готовность умереть за свободу и свою землю.

Именно дух свободы вместо тухлых имперских амбиций отличает сегодня политических украинцев в России. И их голос, пусть тихо, но звучит.

За матеріалами сторінки в Фейсбук Дмитра Чекалкіна

Понравилась ли Вам новость?

Поставить оценку

Результат / 5. Проголосовало:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here